Трагедия поколения: как безразличие родителей довело Алесю Кафельникову до мыслей о самоубийстве

Модель отмечает сегодня 20-летие. В последний год ей удалось добиться гармонии с собой, а также перестать причинять боль своим близким. Алеся покоряет мир моды и старается не думать о некоторых больных моментах прошлого.

Алеся Кафельникова // Фото: Instagram

«Мама с папой были заняты каждый своей жизнью. Наше общение сводилось к тому, что меня постоянно отчитывали», – признавалась Алеся. Сегодня дочери теннисиста Евгения Кафельникова исполняется 20 лет, и в этот возраст она вступает с приличным багажом ошибок.

Девочка появилась на свет в 1998 году. Ее родители – звезда большого тенниса и модель Мария Тишкова. Казалось, с раннего детства Алесе была уготована роскошная жизнь в заботе и любви. Но уже спустя три года родители решили развестись, а за столь непростым для семьи шагом последовали судебные тяжбы за право воспитывать дочь. 

Евгений боялся, что бывшая жена увезет ребенка за границу и даже выплатил ей два миллиона долларов отступных, лишь бы она не претендовала на маленькую наследницу. Кафельникова не скрывает – большую часть времени она проводила с дедушкой и бабушкой в Сочи, а жизнь ее была далека от идеала. В школе дружить с девочкой никто не хотел, она все чаще замыкалась в себе, находя отдушину лишь в грустной музыке.

Евгений Кафельников и Алеся // Фото: Instagram

Когда ей исполнилось 16, она задумалась о карьере модели и начала активно худеть, что не могло не взволновать отца, считающего, что дочь близка к анорексии. «Я считаю, что я здоровый человек. У меня рост 175, вес 48 килограммов. Я действительно ограничиваю себя в еде, стараюсь правильно питаться – мясо, рыбу, я все это ем. Я ограничиваю себя только в фастфуде и углеводах, например, как паста, пицца, потому что я не люблю и считаю это вредным», – говорила Кафельникова в одном из эфиров.

Непонимание близких и отсутствие друзей тогда привели к первым тревожным сигналам, которые позже обернулись настоящей трагедией – Алеся начала себя резать. «Разобрала точилку, осознанно, медленно, вытащила лезвие – и провела им по коже. Я получила то, что хотела: освобождение от боли через наказание самой себя. Это было как приход – только рукам очень холодно», – вспоминала девушка.

Вскоре она познакомилась с сыном ресторатора Никитой Новиковым, и, казалось, жизнь ее стала налаживаться. Пара вместе путешествовала, а Алеся делилась трогательными подарками от возлюбленного. К сожалению, ее счастье продлилось недолго – она узнала об изменах бойфренда, а, чтобы заглушить боль, начала употреблять запрещенные препараты. «Причиной послужили неоднократные измены Никиты, одна из которых была совершена в «Дюране» с 19-летней Машей Морозовой. Узнав об этом предательстве, Леся принялась за опустошение всех баров Москвы. Но так как чувства Леси еще не угасли, она была готова простить ему все, вплоть до измены, лишь бы Никита остался с ней», — говорили об их разрыве знакомые.

Запрещенные вещества

// Фото: Instagram

Первые наркотики Алеся попробовала еще в Лондоне. Однако, сама того не замечая, девушка стала зависимой. Это произошло после ее тяжелого разрыва с Никитой, которого она действительно любила.

«Именно в Лондоне я впервые покурила траву. Это был дикий кайф, на время ко мне вернулось утерянное равновесие. Так начался мой роман с наркотиками. Когда я чувствовала, что мне плохо, я курила. Пакет на десять джоинтов стоит сорок фунтов, привозят на дом – красота. А главное, наступает прозрение. Всю жизнь я делала все, как хотел отец, душила собственные порывы, самые безобидные желания. Какую взбучку мне задали, когда я в детстве из любопытства побрила бритвенным станком руку! Будто я кого-то убила. Теперь настала долгожданная пора самой принимать решения. Я покрасила волосы в розовый цвет. Стала снова носить джинсы и толстовки. Я, как странник в пустыне, не могла напиться свалившейся на меня свободой», – вспоминала Алеся в интервью. 

Тогда же она узнала о творчестве рэпера Фараона, которого позже нашла в социальных сетях, написав ему в личном сообщении.

Новая любовь

// Фото: Instagram

Как признавался рэпер позднее, у них были очень сильные чувства друг к другу. Правда, отец Алеси был против их отношений, а также считал, что парень способствовал тому, что его дочь начала принимать наркотики. «Как можно судить о человеке, не зная его? Он [Глеб Голубин] никогда со мной не матерился. И я никогда не видела его употребляющим. А сама я употребляла, но Глеб об этом не знал. В октябре прошлого года папа решил проверить меня на наркотики. Так он все узнал. Папа не мог успокоиться, винил во всем Глеба и сводил с ума фразой: «Сдай анализы», – признавалась Алеся. 

Кафельников поставил условие: либо он, либо Глеб. Девушка порвала связи с отцом и переехала к рэперу. Когда Глеба не было рядом, она ходила на вечеринки и употребляла наркотики. «Друзья от меня отвернулись. Папа не звонил. Зато позвонила подружка: «Приезжай, у меня кое-что есть». Я сорвалась, мне хотелось наркотиков. Глеб тогда все понял и попросил, чтобы больше такого не было», – делилась потом девушка.

О расставании и Алеся, и Глеб говорить не любят. Но оба не скрывают – это была любовь.

«Я осталась одна. Боль разрывала меня. Употребить было нечего. Я как будто на автомате пошла в ванную и разрезала себе руку до кости. Пролежала полчаса – рука онемела. Я встала, перемотала ее пеленкой. И снова заснула. Проснулась я от того, что Глеб зашел в комнату взять ключи. Кровь остановилась, но рука ничего не чувствовала. Я испугалась и позвонила маме, она – Глебу, и тут его переклинило. Он не мог взять на себя ответственность. Я была без сил и даже не слышала, как он, оказывается, звонил моему отцу: «Приезжайте, заберите ее, она себя не контролирует». Дальше помню все вспышками: скорая, его родители, врачи, мне зашивают руку без анестезии, а я кайфую. Все было плохо», – рассказывала Алеся.

Оказавшись на грани, модель нашла в себе силы, чтобы признать проблему и пройти курс лечения.

ПОИСКИ СЕБЯ

Во время реабилитации Кафельникова тяжело переносила некоторые моменты. Она вспоминала истерики у психолога, порезанные руки и тоску по Глебу. Но именно ради него она согласилась избавиться от проблемы с наркотиками. «Постепенно я привыкла к рехабу. Даже стала получать удовольствие. Занялась спортом. Часами беседовала с психологом. Самое трудное – не врать самой себе. Если я начну врать, то снова начну употреблять. На время реабилитации я отключила телефон. Я выговаривала всю свою боль врачу – не было нужды исповедоваться в соцсетях. Конечно, я ждала, что Глеб мне напишет. Но он не написал», – говорила Алеся.

После реабилитации она начала активно заниматься спортом, а ее фигура стала приобретать более аппетитные формы, что сделало ее желанной моделью в объективе многих фотографов. О личном девушка почти не говорит, но поклонники надеются, что все худшее осталось позади.

По материалам Tatler.

Источник: http://www.starhit.ru/novosti

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.